• 23/09/2020
  • 03:05

Мелкадзе о лимите: «Для меня это преимущество, но для чемпионата в целом - небольшой, но минус»

Нападающий «Тамбова» Георгий Мелкадзе рассказал о сложностях, которые он испытывал после подписания нового контракта со «Спартаком». 

— Тебя и «Спартак» проклинали и за зарплату по новому контракту: три миллиона рублей в месяц, сто тысяч евро подъемных. Объясни тем, кто не понимает: чем заслужены эти деньги?

— Даже если деньги были не заслужены, я доказал, что заслуживаю их.

— «Дитя лимита» — тебе это выражение знакомо?

— Слышал. Мне кажется, для игрока с русским паспортом это [лимит] преимущество. Конкретно для меня — да. А для чемпионата в целом — небольшой, но минус. Игрок с русским паспортом будет играть, даже если между ним и иностранцем большая разница.

— Легионер «Спартака», за которым хотел тянуться?

— Зе Луиш. Каким он был, когда пришел в «Спартак», и когда ушел — это два разных человека. За три года он очень прибавил, стал машиной. Выделялся прыжками, и он очень быстрый — на расстоянии, когда мяч летит ему за спину. В первый год Зе не использовал скорость, а в последнем сезоне при Кононове был фурор.

Для «Спартака» это потеря, а когда из «Порту» уйдет, будет и для них. Думаю, он будет еще прогрессировать.

— Деньги тебе когда-то ударяли в голову?

— Никогда подбородок не задирал. На это есть друзья и старший брат — быстро собьют корону, хах! Такого не было и не будет. Если вместе играем в приставку в каком-то заведении, и у меня условный Агуэро не забивает, всегда включаю самоиронию: «Даже Мелкадзе забил бы».

— Контракт приятный, но ты же понимал, что в плане карьеры он с ходу ничего не изменит?

— Варианта лучше просто не было. Кто еще даст [столько]? Я не про деньги даже: были варианты уйти, но не было уверенности, что я не потеряюсь. Боялся повторить историю с «Тосно»: уйду, еще и там не заиграю. Да даже когда уходил в «Тамбов», думал об этом. Опять 20 матчей без голов будет?

— Что перевесило?

— Это был последний шанс. Все заняло день: 1 сентября вышел «Тамбов», 2-го подписал. Только теперь я в себе уверен и не сомневался бы, – сказал Мелкадзе.