• 20/09/2020
  • 09:07

Роман Асхабадзе: «Я был против назначения Якина»

Бывший генеральный директор «Спартака» Роман Асхабадзе, ставший героем Разговора по пятницам, рассказал об уходе из клуба, Мурате Якине и штрафах игроков.

Мурат Якин возглавлял «Спартак» в сезоне-2014/15.

— Как был обставлен ваш уход из «Спартака»?

— В мае 2015-го контракт заканчивался. Продлевать руководство не захотело. Когда Александр Жирков, теперь уже бывший заместитель Федуна, довел до меня решение совета директоров, никаких вопросов Леониду Арнольдовичу задавать не стал.

— Такой поворот оказался полной неожиданностью?

— Нет. Знал, что к этому идет. Что многие наверху не воспринимают от меня информацию. Да о чем говорить, если на заседаниях совета директоров я присутствовал, но права голоса не имел! Возьмем историю с Муратом Якином. Я был против его назначения, объяснял Александру Николаевичу (Жиркову — Прим. «СЭ»), что Якин — тренер не для «Спартака». Не прислушались.

— Что вас настораживало в Якине?

— Игровая философия, которая абсолютно не соответствует ожиданиям клуба и болельщиков. Сегодня о ней все забыли, радуются, что «Спартак» набирает очки и не обращают внимания, когда даже против «Оренбурга» команда играет вторым номером. При Карпине, играя первым, побеждали на выезде 1:0, но слышали упреки, дескать, футбол не слишком зрелищный, маловато забиваем.

— Было-было.

— Мне очень жаль, что сейчас от фирменного стиля «Спартака» ничего не осталось. Ну а Якин... Жизнь показала — я был прав. Расскажу историю. В переговорах с Якином на начальной стадии я не участвовал, этим занимался Александр Николаевич. Я подключился уже в конце, когда Леонид Арнольдович попросил закрыть сделку, а потом заместитель председателя совета директоров спустил резолюцию.

— Какую же?

— Сказал, что напишет заявление об уходе по собственному желанию, то же самое должны сделать мы с Дмитрий Поповым, спортивным директором. Без дат. На случай провала Якина.

— Заявления впрок?

— Ну да. Это не означало, что нас обязательно уволят — но вопрос будет рассмотрен на совете директоров. Я писать заявление отказался. Считаю, надо уважать себя как человека и менеджера. Тогда же напрямую обратился к Федуну: «Леонид Арнольдович, не вижу логики в популистских шагах. Если что-то в моей работе вас не устраивает — уйду в любой момент. Без всякой компенсации».

— Жирков с Поповым заявления написали?

— Вроде бы. Кончилось тем, что эти люди продолжили работу в «Спартаке», а я после сезона покинул клуб.

— Широков назвал Якина мудаком. Вы к подобной мысли никогда не приближались?

— Не хочу это обсуждать. Для меня подобные формулировки неприемлемы. Больше скажу — вызывают отторжение.

— Вы знали, что у Широкова и Якина отношения вышли на уровень оскорблений?

— Нет. Чувствовал, отношения тяжелые, но не представлял насколько. Если б Якин сказал руководству, что Широков его оскорбил, к футболисту применили бы жесткие санкции.

— Штраф?

— Да. Вплоть до месячной зарплаты.

— Что натворил игрок, которого вы оштрафовали на 110 тысяч евро?

— Честно, не помню такой истории. Возможно, цифра сложилась из серии проступков. На моей памяти в «Спартаке» большие деньги платили Езбилис, Веллитон и Дзюба.

— За что?

— Езбилис — за несогласованное и неправильное интервью, за которое потом извинялся. Веллитон — за нарушение режима, лишний вес. А Дзюба — за «тренеришку». (Юрий Голышак, Александр Кружков)

Роман Асхабадзе: «Ни у кого я не видел такого тактического разбора, как у Карпина. Теория может затянуться на два часа»