• 08/08/2020
  • 16:34

Роман Асхабадзе: «Спартак» предлагал Дзюбе три миллиона евро в год «чистыми». Плюс бонусы"

Бывший генеральный директор «Спартака», ставший героем Разговора по пятницам, рассказал о переговорах с Артемом Дзюбой.

— Один агент рубанул в интервью — «Дзюбу из «Спартака» выдавливали Асхабадзе и Карпин». Давайте же уточним: выдавливали?

— Слушайте, комментировать слова некоторых агентов — последнее дело. Многие понятия не имеют, как вообще футбольный клуб устроен изнутри. Наблюдают со стороны, а вся их информация — через пятые руки, на слухах и домыслах.

— Вам не интересно, кто это сказал?

— Нет. Я такое не читаю. Вот реально — не интересно! Большинство агентов заточены под одно. Только публика этого не понимает... Если вернуться к Дзюбе — конечно же, никто его не выдавливал! Были к нему вопросы по дисциплине и игре. Как и к остальным футболистам. Думаю, у Сарри и к Криштиану Роналду есть вопросы. Но тот не выносит все это на общее обсуждение.

— Вячеслав Малафеев сообщил, что больше всего на свете Дзюба любит деньги. Вы когда-нибудь приходили к таким выводам?

— Очень показательная была ситуация в «Спартаке» — мы действительно давали Дзюбе отличные деньги! Я сам это и Артему озвучивал, и его представителям.

— В «Локомотиве» от имени Дзюбы требовали четыре миллиона евро в год.

— Это уже время спустя, когда из «Зенита» уходил. А про «Спартак"-то говорится, что Артема «выдавили». Предлагал клуб три миллиона евро в год «чистыми». Плюс бонусы. Если так «выдавливают» — извините... Хотел бы, чтобы и меня на таких условиях откуда-то выдавили!

— «Зенит» дал больше?

— Ну, конечно. Все просто. Никаких подоплек. Игрок выбрал свой путь. Имеет право.

— Когда озвучивали Дзюбе цифры — сами не ужасались?

— Ужасался. Пытались сохранить «потолок» — а такие траты всё ломали. Платить могли максимум 2-2,5 миллиона в год. Но это было решение Леонида Арнольдовича.

— Что говорил?

— «Наш воспитанник, хочу его мотивировать!» (Юрий Голышак, Александр Кружков)

Роман Асхабадзе: «Ни у кого я не видел такого тактического разбора, как у Карпина. Теория может затянуться на два часа»